Объявления

.   

 

   

 

Эмблема

АлександрАкимов-«Тридцать лет в свете «Молнии».

 

    Акимов 

 Я приехал в Омск 1 сентября 1985 года по распределению, окончив экономический факультет Новосибирского государственного университета, для работы на радиозаводе имени. А.С. Попова. За плечами у меня был зеленый рюкзак, а в кармане 500 рублей и вся жизнь впереди.

Зная адрес общежития,23-я Линия 67, я довольно быстро добрался. Правда, вышел из троллейбуса не на 25-й Линии, как было бы удобнее, а на- 20-й. И уверенно зашагал к своему новому месту жительства.

       Дня через два, еще не успев толком обжиться, я начал искать заводской стадион. Мои соседи по комнате Беликов Витя и Новоселов Саша объяснили мне, как добраться до стадиона «Молния» в поселке Биофабрики.

Не помню, какого числа я впервые вступил на поле «Молнии». Надо сказать, что у нас в НГУ было песчаное поле, на котором играли все. И если ты приходил без команды, то, присмотревшись к играющим, мог запросто попроситься в команду, в которой было меньше народа.

Что-то подобное я ожидал увидеть и здесь. Но это оказалось не так. То ли я выбирал не удачное время, то ли команды к тому времени уже не тренировались, но, приходя на стадион часиков в 18.00  - я никого не мог застать. Благо, что на поле была деревянная стенка для отработки ударов. Она и стала моим первым футбольным партнером в Омске.

Примерно через неделю индивидуальных занятий я обнаружил группу людей играющих в «дыр-дыр» на краю поля.

Всех не помню, но, по-моему, там были Ю. Громов (партийный псевдоним «Дядя»), В. Оболтин («Дед»), Ю. Сазонов и В. Сердюк.

Первые впечатления всегда самые запоминающиеся, никто из перечисленных мной людей, наверняка не помнят ни игры, ни того дня.

Прошло более  тридцати лет, а я вспоминаю, что Сазонов и Сердюк играли в одной команде и буквально глумились над нами. «Ну, ты профессор!» то и дело повторяли они друг другу и комментировали свои наиболее удачные действия. Вот так я и сыграл в первый раз с двумя «профессорами» и двумя «докторами» футбольных наук.

У них я узнал, что заведует футболом на заводе некий «Шеф». Они же сообщили мне, когда его можно найти. В один из последних дней сентября, когда на стадионе играли детские команды, я и познакомился с В.В.Константиновым, таинственным  «Шефом» -«Можно за вас поиграть в футбол?»- эта фраза была для него неожиданной. Виктор Владимирович смерил меня оценивающим взглядом. И решил судьбу мою и «Молнии» на всю оставшуюся мне, ему и «Молнии» жизнь.

Был конец сезона, дозаявить меня в команду он не мог. А значит, я не должен был участвовать в официальных календарных матчах первенства города. То есть человеком для команды я был бесполезным. Что ему стоило сказать мне все это и отправить восвояси со словами: «Приходи в следующем году» или сказать, что я не вовремя пришел и что сезон почти закончен или что-то в этом роде. Что обычно говорят людям появившимся не вовремя и не к месту. Но Константинов сказал: «Приходи к Центральной проходной во вторник, в 15.00 будет автобус, играем с «Каучуком»». И все. Я уже почти в команде!

Работать я устроился на заводе в АСУП  на должность инженера-программиста. Мой кабинет находился в 30 метрах от этой самой заводской проходной. Как ехали на стадион, и кто были мои партнеры по команде, не помню. Помню сам стадион «Каучук». Он располагался на пересечении улиц Нефтезаводской и 22 Апреля. Его снесли, году в 1992-м.  Состоял он из одноэтажных зданий раздевалок, хоккейной коробки и отвратительного поля, на котором в дождь играть было невозможно. Оно превращалось в сплошную грязевую ванну. Однажды даже была отменена игра, из-за непригодности. В моей футбольной жизни это был единственный случай.

Дальше помню только, как «Шеф» выпустил меня на это безобразное поле во втором тайме, и сильно об этом пожалел.

Дело в том, что, играя за университет, я привык к определенному темпу, ритму и рисунку игры. А здесь все оказалось быстрее и жестче.

Получив первый раз мяч метрах в пятидесяти от ворот, почти по центру поля, я «проткнул» его мимо игрока и легко убежал от защитника, до ворот оставалось еще метров сорок, и я решил двигать его дальше, но тут справа на меня устремился защитник, который «не мудрствуя лукаво», что есть мочи вынес мяч, как говориться вместе с моими ногами. Естественно я упал. Падая, подумал, что в Омске играют в несколько ином стиле, чем в Новосибирске.

Был назначен штрафной. Как закончился тот первый мой матч в составе второй команды «Молния» я не помню, кажется, мы выиграли. Но после этого матча я уже не выходил на поле, то ли это был последний матч сезона, то ли Виктор Владимирович был не доволен моей игрой, но на этом футбольный сезон 1985 года в команде «Молния» для меня закончился. 

        В 1986 году первой командой «Молнии» пригласили руководить А.И. Кузнецова, годом ранее работавшего в «Иртыше». Он начал формирование команды достаточно круто,  привлек в команду С. Ширяева, С. Маляку и еще несколько человек, достаточно сильных игроков, многие из которых, если не сказать почти все, впоследствии играли в профессиональных командах или, как принято, было тогда говорить в командах мастеров.

Весной 1986 года мы поехали на сборы в Чернолучье. Для меня там все было в диковинку, ведь я попал на них впервые в своей футбольной карьере.

Нагрузки Кузнецов давал приличные ни до, ни после него на предсезонках я не был и поэтому сравнить не с чем. Но для меня было тяжело. Запомнилось упражнение «лестница». Когда мы бегали и скакали по крутой лестнице на берегу «Иртыша», один мужчина, задумчиво глядя на наши мучения сверху с обрыва, сказал: «Да, не зря «Иртышу» платят деньги». Видимо, он спутал нас с командой «Иртыш». Было приятно.

Еще запомнился на этом упражнении «Дядя» (Ю. Громов). Запомнился тем, что пульс у него восстанавливался быстрее всех в команде. А к тому времени ему было уже 36 лет.

Наш тренер после каждой серии упражнений на лестнице проверял у нас пульс, а потом замерял его еще раз через  минуту. Так вот у «Дяди» он за минуту приходил в норму, а у многих на это уходило в два раза больше времени. Кузнецов несколько раз удивленно сам считал пульс у Юрия и, убедившись в правильности, раз и навсегда зауважал «Дядю» за его «лошадиное» здоровье.        

Запомнилась  и игра в карты на отжимание. Особенно, как Сергей Иванович Зубов отжимался из стойки на руках, правда, касаясь пятками стены. Но все равно это очень не просто. После этих сборов лично я прибавил физически. Один километр на заводских соревнованиях я пробежал за 2 минуты 42 секунды -  это мой личный рекорд, а  стометровку за 11,9 секунды. Быстрее в жизни я не бегал, да и уже не побегу (наверное).

Когда мы вернулись в Омск, А.Кузнецов определился с составом и отчислил большую группу возрастных и бесперспективных игроков. Мне тогда было 23 года.

Из этих бывших звезд заводского и местечкового уровня собрали команду «Молния-3», которая играла в третьей группе первенства города по футболу. Люди в команде подобрались настолько любящие и преданные футболу, что и сегодня, по прошествии стольких лет многие из них играют в футбол. Это Ю. Громов, С. Зубов, В. Оболтин, В. Иванченко и многие другие, а ведь им сейчас далеко за 50 лет! Я человек среди них новый, кампания ведь была спетая и спитая, весь первый круг первенства  «просидел на скамейке». Это выражение известно каждому мало-мальски игравшему футболисту. Нет ничего хуже как «сесть на банку», «потереть скамейку» и т.д. Для многих футболистов это является серьезной проверкой на их любовь к игре, к команде. Многие не выдерживали, бросали играть, переходили в другие клубы. Но я все это прошел и, где-то со второй половины первенства, стал регулярно выходить на поле. Руководил командой «Шеф», который  и сам частенько участвовал в играх, хотя лет ему было далеко за сорок...

Позади более тридцати лет. За это время многое поменялось в судьбе и клуба, да и меня лично. Сегодня я, в возрасте «Шефа» тех лет, также изредка поигрываю за команду, ставшею для меня частичкой жизни.